ВС РФ разъяснил, как надо пересматривать кадастровую стоимость в отношениях с налоговыми органами

14 Января 2020

В сентябре 2018 года Верховный Суд Российской Федерации принял к своему производству дело по жалобе ООО, которому предыдущие суды отказали в признании недействительным решения УФНС России по г. Москве. Данным решением предприятию был доначислен налог на имущество организаций в связи с изменением кадастровой стоимости в течение 2016 года.

Суды согласились с доводами фискального органа и Правительства Москвы о том, что в течение налогового периода возможно доначисление налога в связи с исправлением технических ошибок, допущенных в процессе проведения государственной кадастровой оценки.

Трижды по этому делу продлевались сроки его рассмотрения в ВС РФ и юристы, занимающиеся этой проблемой, замерли в ожидании позитивных для налогоплательщиков результатов. Заняли выжидательную позицию до подведения итогов рассмотрения этого дела и суды московского региона, приостановив множество аналогичных дел.

И наконец, в июле 2019 года, долгожданное решение состоялось, и юридическое сообщество получило возможность насладиться уровнем юридической техникии аргументации, продемонстрированном высшей судебной инстанцией в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 17 июля 2019 года № 305-КГ18-17303 по делу № А40-232515/2017.

Принимая во внимание прецедентный характер правовых позиций ВС РФ по данному делу, мне представляется важным рассмотреть приоритетные для правоприменительной практики вопросы, нашедшие свое отражение в судебном акте по этому делу.

1. Ошибочность "ошибочной ошибки" или непростой поиск налоговой базы по налогу на имущество организаций

Как следует из указанного выше Определения ВС РФ, решением комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости при Управлении Росреестра по Москве от 9 февраля 2016 г. № 51-1737/2016 (далее – комиссия), принятым по итогам рассмотрения заявления Департамента городского имущества города Москвы от 21 января 2016 г., результаты определения кадастровой стоимости вышеназванного здания признаны недостоверными.

Особенностями подобного решения комиссии является то, что в результате его принятия не устанавливается конкретная величина кадастровой стоимости конкретного объекта недвижимости, а признается лишь факт использования недостоверных сведений об объекте недвижимости, использованных при проведении государственной кадастровой оценки.

После вступления решения комиссии в силу, заказчик работ (в данном случае – Правительство Москвы) обеспечивает определение кадастровой стоимости объекта недвижимости, в отношении которого было принято указанное решение, в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом, осуществляющим функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности (ст. 24.18 Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", далее – Закон № 135-ФЗ). Действия заказчика работ регламентированы в подобных случаях положениями приказа Минэкономразвития РФ от 18 марта 2011 г. № 114 "Об утверждении порядка определения кадастровой стоимости объектов недвижимости, в отношении которых принято решение о пересмотре результатов определения кадастровой стоимости" (далее – Порядок), в соответствии с которым:

  • в случае принятия комиссией решения о пересмотре результатов определения кадастровой стоимости заказчик работ уведомляется о необходимости изменения кадастровой стоимости с учетом решения комиссии, и заказчик работ обеспечивает такое изменение;
  • определение кадастровой стоимости осуществляется оценщиком, проводившим государственную кадастровую оценку на основании установленных комиссией достоверных сведений об объекте недвижимости (п. 4 Порядка);
  • результаты определения кадастровой стоимости подлежат утверждению актом, принимаемым заказчиком работ. Датой утверждения результатов определения кадастровой стоимости считается дата вступления в силу соответствующего акта (ст. 24.17 Закон № 135-ФЗ).

Таким образом, единственная легитимная (законодательно установленная) возможность изменения кадастровой стоимости в случае принятия комиссией решения об использовании недостоверных сведений при проведении государственной кадастровой оценки – это принятие нового нормативного акта, после вступления в силу которого у Росреестра появляются правовые основания внесения изменений в ЕГРН.

Однако, как отметил ВС РФ в своем определении, в налоговом периоде 2016 года сложилась ситуация, при которой:

  • с одной стороны, кадастровая стоимость объекта недвижимости, принадлежащего обществу, признана недостоверной в установленном порядке (вследствие использования недостоверных сведений об объекте недвижимости при ее определении), и законность соответствующего решения комиссии подтверждена решением суда,
  • а с другой стороны, в силу вступившего в законную силу решения Московского городского суда от 31 октября 2018 г. и Апелляционного определения Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 марта 2019 г. № 5-АПА19-12, правовой акт Правительства Москвы об утверждении пересмотренной кадастровой стоимости, определенной с использованием достоверных сведений об объекте недвижимости, не может применяться непосредственным образом к спорному налоговому периоду.

Другими словами, ВС РФ при рассмотрении спора о величине налоговой базы по налогу на имущество организаций, стало отчетливо ясно, что, во-первых, для расчета указанного налога не может быть использована кадастровая стоимость, установленная с использованием недостоверных сведений, и во-вторых, не может быть использована для этих целей и кадастровая стоимость, установленная постановлением Правительства Москвы, которое признанно недействующим.

Но если была допущена ошибка в определении кадастровой стоимости в процессе проведения государственной кадастровой оценки, и если была совершена ошибка при пересмотре кадастровой стоимости, то как же организациям (а их порядка 2,5 тыс.) исчислять налог на имущество в Москве в 2016 году? Как найти легитимный порядок установления налоговой базы, который не привел бы к очередной "ошибочной ошибке"?

Поиск выхода из создавшегося положения заставил ВС РФ, с использованием суждений о

  • "защите только правомерных ожиданий налогоплательщика",
  • "преимуществе в применении кадастровой стоимости объектов недвижимости, равной рыночной стоимости, перед их кадастровой стоимостью, установленной по результатам государственной кадастровой оценки",
  • "необходимости соблюдения баланса частных и публичных интересов",
  • "обязанности уплаты налогов, исходя из достоверно определенной кадастровой стоимости",
  • сделать вывод о признании прав налогоплательщика оспорить величину кадастровой стоимости в споре с налоговым органом путем опровержения представленного налоговым органом расчета налога, обосновывая необходимость исчисления налога на имущество организаций, исходя из рыночной стоимости объекта недвижимости.

Тем самым, Суд диверсифицировал способы защиты прав налогоплательщика в контексте оспаривания результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости указанием,

  • во-первых, на возможность пересмотра величины кадастровой стоимости в спорах не только с заказчиком работ и органами Росреестра, но и в спорах с налоговыми органами,
  • во-вторых, на обязательность установления достоверной рыночной стоимости в подобных спорах путем назначения судебной оценочной экспертизы,
  • и, в-третьих, на допустимость определения налоговой базы по налогу на имущество организаций расчетным путем на основании объективных и соответствующих действительности сведений о стоимости объектов недвижимости.

Последствиями рассмотрения подобных споров должно являться установление судом величины рыночной стоимости, которая и будет применяться в качестве налоговой базы по налогу на имущество организаций.

2. Правомерные ожидания исправления ошибок, или В чем твоя вера, налогоплательщик?

Итак, по мнению ВС РФ, защите подлежат только правомерные ожидания налогоплательщика, а исправление ошибок, допущенных при проведении государственной кадастровой оценки и установление налоговой базы, в основе которой лежит рыночная стоимость объекта недвижимости, не может свидетельствовать об ухудшении его положения и не дает основания для выводов о нарушении принципа доверия к закону.

Другими словами, государство имеет полное право на исправление допущенных ошибок, даже если это приводит к ретроспективному увеличению размера налога.

Нам представляется, что подобные выводы, применительно к сложившейся в Москве в 2016 году ситуации, сделаны Судом без учета одного очень важного обстоятельства.

Дело в том, что действующая в 2016 году редакция абз. 3 п. 15 ст. 378.2 Налогового кодекса допускала возможность ретроспективного применения измененной и увеличенной кадастровой стоимости объекта недвижимости только в случае исправления технической ошибки.

Федеральным законом от 30 ноября 2016 г. № 401-ФЗ из положений абз. 2 п. 15 ст. 378.2 НК РФ было исключено прямое указание на технический характер ошибки.

В новой редакции абз. 2 п. 15 ст. 378.2 НК РФ использовался термин "ошибочно определенная кадастровая стоимость" и действие указанной нормы было распространено на ситуации, связанные с исправлением любых ошибок при установлении кадастровой стоимости.

Однако новая редакция абз. 2 п. 15 ст. 378.2 НК РФ стала действовать только с 1 января 2017 года и не регулировала отношения, возникшие в 2016 году.

Если, техническая ошибка – это описка, опечатка, грамматическая или арифметическая ошибка либо подобная ошибка, допущенная органом кадастрового учета при ведении государственного кадастра недвижимости и приведшая к несоответствию сведений, внесенных в государственный кадастр недвижимости, сведениям в документах, на основании которых вносились сведения в государственный кадастр недвижимости (подп. 1 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости"), то рассуждения о возможности применения увеличенной кадастровой стоимости в качестве налоговой базы в 2016 году будут приемлемы только тогда, когда отсутствие надлежащего учета стоимостных характеристик объекта недвижимости будет признано именно технической, а не какой-либо иной (кадастровой, учетной, реестровой и пр.) ошибкой.

Между тем, ВС РФ не стал разбираться в характере ошибок, приведших к необходимости изменения кадастровой стоимости, ограничившись лишь указанием на возможность определения налоговой базы по налогу на имущество организаций расчетным путем применительно к подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ на основании объективных и соответствующих действительности сведений о стоимости объектов недвижимости.

Что же получается? По мнению ВС РФ правомерные ожидания налогоплательщика – это необходимость уплачивать налог на имущество организаций, исходя из объективных и соответствующих действительности сведений о стоимости объекта недвижимости, и налогоплательщик всегда должен быть готов к тому, что государство может увеличить налоговое бремя задним числом, если посчитает сведения об объекте недвижимости ошибочными.

Но что же такое правомерные или законные ожидания, существование которых в качестве правовой презумпции, если верить ВС РФ, должно являться принципом российской правовой системы?

Так, например, Шерстобитов О.Н. в материале "Защита законных ожиданий – основополагающий принцип административного права" ("Административное право и процесс, 2019, № 2) рассуждает: "Любое лицо имеет право получать ясную и правдивую информацию о деятельности публичной администрации заранее, до вступления в правоотношение. В этом случае оно сможет ориентироваться в публичном порядке, просчитывая свое поведение в отношении органов управления и действия этих органов в отношении себя. Властные субъекты, в свою очередь, не будут произвольно и непредсказуемо изменять практику даже при наличии права действовать по усмотрению". Исходя из этого, правомерные ожидания налогоплательщика обусловлены верой, прежде всего, в неукоснительное соблюдение государством требований закона, а применительно к рассматриваемой ситуации – верой в возможность увеличения налогового бремени задним числом только в случае совершения именно технической, а не какой-либо иной ошибки в процессе проведения государственной кадастровой оценки.

Попытка иначе использовать тезис о "правомерных ожиданиях", как инструмента увеличения возлагаемого на налогоплательщика фискального бремени, будет достижением цели негодными средствами.

Александр Тимофеев, Управляющий партнер Правового бюро "Тимофеев и партнеры", специально для ГАРАНТ.РУ




Тематика:  Кадастровая оценка